Главная :: Новости :: 3 октября. Фарфоровая бижутерия от Сергея Конькова


3 октября. Фарфоровая бижутерия от Сергея Конькова

ШКОЛА ВИНТАЖА представляет:

 

Красота в миниатюре - бижутерия от художника по фарфору Сергея Конькова.

Его цветы пахнут, а животные улыбаются.

Дамы замирают возле его коллекции, слышны восторженные вздохи.

Эксперты отмечают мастерство уровня 19го века и заметьте - это полностью ручная работа.

Сейчас рождаются шедевры – настоящие произведения искусства.

Сергей Коньков происходит из семьи гравера, рисовал с самого детства, закончил факультет художественной керамики в Строгановке. Реставрировал изразцы в Московском Кремле (Теремной дворец, Царицына палата), в особняке золотопромышленника Игумнова на Якиманке (ныне посольство Франции) и т.д. Затем совершенствовал свое мастерство в Комбинате монументально-декоративного искусства. В частности, принимал участие в оформлении станции метро Боровицкая. Кроме того, расписывал своды церкви в Шацке Рязанской области. В 90-е годы работал в Патриарших Мастерских при Алексии II, внештатно выполнял заказы для Патриархии.

- Сергей, расскажите, пожалуйста, о себе. Откуда Вы родом? Кто Ваши предки? Были ли среди них художники?

- Родился я в Москве, на Красной Пресне. Мое детство прошло в коммуналке на Пятницкой, где родителям дали комнату. Это были счастливые годы. Я хорошо учился, интересовался биологией, географией, историей, много читал. Мечтал стать биологом, любил всякую живность. Учителя водили нас в Третьяковку, музей изобразительных искусств имени Пушкина. Факультативов тогда не было, но после уроков мы оставались смотреть слайды с картинами мировых художников. Кстати, мой дедушка по материнской линии работал гравером в издательстве «Детская литература». Сколько себя помню, я всегда рисовал.

- И поэтому поступили в художественное училище?

- Нет, вначале я поступил в Московский институт радиотехники, электроники и информатики. Отучившись год, пошел в армию. Служил в Кинешме, потом попал в Военный институт иностранных языков. Я мог бы стать хорошим военным переводчиком, но понял, что это «не моё». Спустя какое-то время мне встретилась моя знакомая, которая уговорила меня пойти в Строгановское. Неожиданно для себя я легко сдал экзамены. Правда, поступал на «художественную обработку металла», а зачислили меня почему-то на факультет художественной керамики. Видно, это была судьба. Там я понял, что интереснее керамики ничего нет.

- Что было потом?

- После окончания Строгановки я не знал, куда податься, и мой знакомый предложил мне работу реставратора в объединении «Союзреставрация». Им нужен был специалист по керамике. Работа была очень интересной. Мы реставрировали изразцы в Московском Кремле (Теремной дворец, Царицына палата), в особняке золотопромышленника Игумнова на Якиманке (ныне посольство Франции) и т.д. Затем свое мастерство я совершенствовал в Комбинате монументально-декоративного искусства. В частности, принимал участие в оформлении станции метро Боровицкая. Кроме того, я расписывал своды церкви в Шацке Рязанской области. В 90-е годы работал в Патриарших Мастерских при Алексии II, внештатно выполнял заказы для Патриархии.

Тем не менее, я всегда мечтал заниматься своим делом, начал изготавливать представительские подарки на заказ. Чего я только ни делал! Ассортимент был огромен: картины, цветочные букеты в стеклянных колпаках, шкатулки, подсвечники, броши, чашки и многое другое. Мои работы находятся в коллекциях политической и творческой элиты не только нашей страны, но и других стран мира. 

У Вас есть любимые темы в творчестве?

- Мне милы разные бабочки, улитки, жабы, цветочки. Причем цветы - не обязательно роскошные розы и пионы, а простые ландыши, васильки, вьюнки и незабудки. Мне хочется вызвать у людей эмоцию из детства. Например, я делал букет земляники, и чтобы оживить его, посадил осу на листочек, но мне показалось, что все равно чего-то не хватает. И я вспомнил: когда в детстве собираешь землянику, несешь самый красивый букет маме, а самая спелая ягода срывается, остается плодоножка – зеленая звездочка с белым ободком и красной серединкой. Тогда я сделал эту звездочку в своём фарфоровом букете. Люди неравнодушные, подходя к нему, вспоминают про упавшую ягодку. В этот момент я понимаю, что вернул их на мгновение в детство. А значит, я немного волшебник. И это очень сладостное чувство.

- Что вдохновляет Вас на создание Ваших произведений?

- Прежде всего природа. Не случайно же я собирался стать биологом. Но я не копирую природу. Да, делаю цветок узнаваемым, создаю образ, но добавляю что-то свое, заливаю какой-нибудь необычный цвет. Например, если ландыш – то это мой ландыш, если пион – то это мой пион. И ищу созвучие своих произведений в душах моих ценителей. Искусство тем и прекрасно, что каждый находит в нем что-то свое.

- Что любите, а что никогда не стали бы делать из фарфора?

- Я не люблю кричащий авангард, мой художественный мир тихий и скромный. Своими работами я создаю камертон хорошего настроения. Всегда приятно, когда женщина прикрепляет к одежде сделанную тобой брошь и считает ее своим амулетом, придающей ей уверенность в себе, в своей красоте.

Мне интересно делать вещи с историей, создавать легенду. Тогда эта вещь становится фамильной ценностью и передается по наследству.

- Бывают ли паузы или кризисы в работе?

- Художники не имеют права делать вещи в плохом настроении. Может быть, через слезы и боль и получится что-нибудь прекрасное, но создавая вещь, мы вольно-невольно передаем свое состояние. Бывает так: что ни делаешь – все плохо. А бывают подъемы, когда ночью просыпаешься, чтобы записать пришедшую мысль, или даже бежишь в мастерскую опробовать свою идею. Иногда натыкаешься в литературе или интернете на что-то необычное. И это тоже дает стимул к действию.

- Пытался ли кто-нибудь повторить то, что Вы делаете? Не опасаетесь ли подделок ваших работ?

- Совершенно очевидно, что мои вещи видят на выставках и копируют мои приёмы в своих работах. Некоторые идеи жалко: их опошляют и делают какую-то ерунду. Хорошая работа стоит дорого. А эти люди экономят на материалах, получается дешевле, но хуже. Но бояться мне нечего. Я делаю свои работы с душой. Поэтому они эксклюзивны.

- Недавно нашумела выставка фарфоровых цветов в Эрмитаже. Скажите, Вы видели цветы Владимира Каневского?

- Мне говорили, что мои цветы чем-то похожи на работы Каневского. Но я с ним не знаком. А увидев его фото в интернете, узнал в нем человека, который приходил на вернисажи художников в 90-х годах и интересовался, как сделаны наши работы. Ему повезло: его заметили за рубежом, он нашел своего заказчика. Я посмотрел работы Каневского в интернете, всё очень достойно. Он не скрывает, что стебли своих цветов делает из металла и покрывает акрилом. Но я бы сделал по-другому. Вот поговорю со специалистами-эмальерами, хочу попробовать покрывать стебли эмалью.

- С чего началось Ваше знакомство с Татьяной Сорокопуд и “Школой винтажа”?

- Вы знаете, все в жизни не случайно. Нас познакомили на выставке. Татьяна посмотрела мои работы, они показались ей любопытными, и мы начали сотрудничать. Она предлагает интересные идеи, что заставляет меня искать информацию в книгах и копаться в интернете. Увидев с её подачи исторические украшения конца XIX- начала XX века, я понял, что мне есть чему поучиться – не подражать, а именно поучиться и приложить свои умения и возможности. Я буквально открыл для себя мир бижутерии. Это мое второе рождение: ведь бижу я раньше не занимался.

- Что изменилось после вашей встречи?

- Я сразу понял, что Татьяна профи, человек образованный, думающий, разбирающийся в своём деле. За ней можно идти. Это позволяет сделать рывок. Мы составили список работ на будущее, продумали темы. Меня это вдохновило. Татьяна находит людей, которым мое творчество интересно. Значит, я кому-то нужен, мои работы востребованы. Это очень важно для художника.

- Не могу не задать этот вопрос: каковы ваши планы на будущее?

- Задумок очень много! Сейчас появились новые технологии и материалы, о которых мы прежде даже и не мечтали. Столько сейчас возможностей, инструментов, информации! Хочется всё успеть. В ближайших планах, например, поработать со стеклом. Ищу всяческие рецепты, изучаю мифологию, символику цветов. Это дело всей моей жизни.

Фото работ Сергея Конькова можно посмотреть на странице Школы винтажа в Фейсбуке (кнопка в правом верхнем углу на главной странице нашего сайта).

 

Интервью подготовила Ирина Косинская